К списку
Изменения климата
ИЮЛ'21
live

Ответы на вопросы НПО и широкой аудитории. Что делать?

Ответы подготовлены Алексеем Кокориным (WWF России).


После каждого ответа даются ссылки на более подробную информацию в Международном открытом
онлайн курсе (МООК) «Изменения климата: риски и проблемы», а также в лекциях WWF России «Изменения климата в России».

Пожалуйста, если у вас есть вопросы, которых нет ниже, напишите автору данной работы по адресу
akokorin@wwf.ru Это поможет нам более правильно составить список из 100 вопросов и дать на них ответы.


Ваш голос учтен
Пожалуйста, печатайте этот кейс, только если вам это действительно необходимо.
Используйте черновики или двустороннюю печать. Берегите ресурсы планеты!

Можем ли мы восстановить глобальную систему или уже поздно?

Вернуться в климат XIX и даже XX века, до начала сильного антропогенного воздействия, уже нельзя, но остановить изменения на умеренном и относительно безопасном уровне можно. Усиление парникового эффекта, а это главный фактор антропогенного воздействия, зависит не от объема выбросов СО2 и других парниковых газов в конкретный год, а от их концентрации в атмосфере. Основная роль принадлежит СО2, а этот газ в атмосфере не разлагается. Он уходит из нее только будучи поглощенным наземными экосистемами или океаном. Однако они не успевают поглотить все антропогенные выбросы, им «по зубам» лишь примерно половина. У наземных экосистем есть предел: даже если восстановить всю растительность прошлых столетий, то дальше расти деревьям будет просто негде. У океана же предела нет. В конце концов жизненный путь «нашего» СО2 завершится на дне океанов в виде углерода в скелетиках морских организмов (в виде СаСО3), но на это уйдут многие столетия. При этом океан будет приходить в некое стационарное состояние, уже не такое, как было в XIX-XX веках, а иное, с другой температурой воды и воздуха, с другой концентрацией СО2 в атмосфере.

Сейчас обсуждаются технические возможности изъятия СО2 из атмосферы – например, массово растить леса, вырубать их, но всю биомассу куда-то захоранивать, уберечь от разложения. Однако очень сложно вообразить, что это может быть в глобальных, океанских, масштабах.

В климатической системе Земли в целом ничего «резко» сделать нельзя – ни резко ухудшить, ни улучшить. Но затормозить и остановить так, чтобы ущерб был относительно небольшим, может. Хотя бы в глобальном масштабе, так как понятно, что многое уже потеряно, например, те или иные острова в Тихом океане.

Проблем больше похожа не на летящий на нас метеорит, а на огромный асфальтовый каток. Мы видим его, он медленно едет – климат меняется на глазах, но не сверхбыстро, не как в кино. Мы понимаем, почему едет «каток» (главный фактор – усиление человеком парникового эффекта), а значит, понимаем, что он будет ехать и дальше. Даже когда мы остановим двигатель (выбросов не будет), «каток» еще долго будет катиться по инерции. Одновременно надо «вытащить из-под колес» то, что еще возможно (не дать уничтожить, адаптироваться). А чтобы его остановить, надо всем сильно и долго «подпирать плечом» – снижать выбросы. Не так страшно, что повернуть «каток» вспять уже не получится: да, потери немалые, но пока они больше локальные. Главное – «работать» и сообща остановить наш климатический «каток».

МООК: Раздел 6. Занятие 5. Как перейти к экономике с нулевым уровнем выбросов.

Лекции: 9.1 Сценарии антропогенных изменений климата на XXI век. 9.4-9.6 Повышение уровня Мирового океана, глобальные вопросы продовольствия, пресной воды и здоровья.

 

Может ли человечество что-то предпринять, чтобы остановить изменение климата?

Причины нынешнего изменения климата понятны: главное – сжигание ископаемого топлива, второе – сведение лесов, в основном в тропиках. Есть еще десяток более мелких факторов и они тоже известны. А раз так, то понятно, что делать. Переходить на энергетику без выбросов СО2. Сейчас в мире в целом уже более четверти электроэнергии вырабатывается возобновляемыми источниками энергии. Однако из этого почти 2/3 дают ГЭС, а возможности их строительства без ущерба для природы почти исчерпаны. Зато быстро растут Солнце и ветер, которые по выработке электроэнергии уже обогнали атом. Сейчас они дают около 10% мировой электрогенерации, а в перспективе смогут заменить уголь, затем нефть, а потом и газ. Именно об этом говорят прогнозы развития мировой энергетики.

Различия только в темпах, одни прогнозы говорят об отказе от углеводородов к концу века, другие, что углю осталось всего лет 30, а потребление нефти к середине века сократиться раза в 2. То есть, что делать, понятно. Вопрос в том, насколько быстро будет «зеленеть» мировая энергетика и как сможем прекратить уничтожение лесов. России это тоже касается, наши проблемы пожаров и экологически неграмотных рубок очевидны, разговоров много, а дел мало. Как и с энергоэффективностью и энергосбережением. Кстати все зависит не только от властей и бизнеса, но и от каждого из нас. Ведь в сущности ответ на вопрос – конечно, человечество может остановить изменение климата, но должно рачительно отнестись к ресурсам и ценностям Земли, а климат – одна из них.

МООК: Раздел 6. Занятия 4-5. Как ограничить рост температуры уровнем ниже 20C. Инструменты для перехода к экономике с нулевым уровнем выбросов.

Лекции: Раздел 12. Парижское климатическое соглашение. Как снизить выбросы парниковых газов?

Как относиться к призывам ограничить глобальное потепление на уровне 1,5 градуса?

Ограничить глобальное потепление, конечно, нужно. Мы видим изменения последних 20–30 лет: и в мире, и в России они почти все негативные, даже для такой холодной страны как наша. А ведь это отклики на глобальное потепление, которое за эти годы составило 0,50С. Если же считать с доиндустриальной эпохи, то сейчас набралось уже более 10С. В России уже 2,50С, а в Арктике еще больше. Прогнозы говорят, что ситуация в мире при глобальном потеплении в 20С будет гораздо хуже, чем при 1,50С. Да и Парижское соглашение ООН призывает все страны остановить процесс на уровне менее 20С, а стремиться, чтобы 1,50С. Не удивительно, что многие активисты, общественные организации, наиболее слабые и уязвимые страны требуют – «1,5 и не более!»

Увы, темпы глобального потепления этому не благоприятствуют. Сейчас оно растет со скоростью 0,20С за десятилетие. Велика инерция, ведь усиление парникового эффекта зависит не от объема выбросов в конкретный год, а от концентрации в атмосфере, которая складывается за десятилетия. Даже если принять, что обещания стран будут выполнены, ЕС придет к нулевым нетто-выбросам к 2050 году, а Китай к 2060-му, текущие планы стран говорят, что остановка будет на уровне примерно 30С.

Для остановки на 1,50С надо немедленно и очень резко уходить от ископаемого топлива. Падение выбросов СО2, вызванное COVID-19, примерно на 5% за 2020 год, должно продолжиться теми же темпами – по 5% в год. Ничего подобного страны не планируют. В мире в целом инвестиции в зеленое развитие растут, но пока они намного меньше, чем вложения в ископаемое топливо. Последние международные доклады определенно говорят о неизменном уровне выбросов в ближайшие годы, а потом об их неспешном уменьшении. Снижение в ЕС и США компенсируется ростом в развивающихся странах, в частности, в Индии, а Китай и Россия еще долго собираются удерживать лишь неизменные уровни. Поэтому о росте глобального потепления на 0,20С за 10 лет можно говорить как о неизбежном факте. Уровень 1,50С будет пройден во второй половине 2030-х или в начале 2040-х. Конечно, в этот момент не будет какого-то резкого скачка потерь от изменений климата, по порог будет пройден.

Что остается делать? Бороться за каждые глобальные 0,50С! Ущерб нарастает лавинообразно, прогнозы показывают, что пока не пройден уровень 20С от доиндустриального уровня, дефицит воды – проблема отдельных стран и групп населения, а после – массовое явление. К концу века – проблема трети населения планеты. Не случайно в немецком Массовом открытом онлайн-курсе (МООК) много говорится о важности удержаться на 20С и путях решения этой задачи. А в подготовленных WWF России лекциях представлены очень наглядные расчеты Главной геофизической обсерватории (ГГО), где показано, что для России тоже очень важно, чтобы мир не пошел по худшему варианту, а удержался хотя бы на уровне 2,50С глобального потепления. Даже тогда, даже в нашей холодной стране проблем будет много. Поэтому и для нас каждые 0,5 глобальных градуса – огромная ценность, ведь для нас это гораздо больше, и не плавное потепление, а череда опасных метеорологических явлений, деградация вечной мерзлоты, пожарная опасность и болезни лесов и наши с вами болезни.

МООК: Раздел 6. Занятия 3-5. Почему нужно ограничить глобальное потепление уровнем ниже 20С. Как этого достичь. Инструменты для перехода к экономике с нулевым уровнем выбросов парниковых газов.

Лекции: 9.1 Прогнозы и сценарии глобальных изменений климата (снижение выбросов парниковых газов, требующееся, чтобы к 2100 году не превысить уровни 1,5, 2,5 и 4,50С). 12.6 Будущее выполнения Парижского соглашения.

 

Почему если резко сократить выбросы, последствия будут продолжать нарастать?

Последствия зависят не от выбросов, а от концентраций парниковых газов. Поэтому если сократить, но не до нуля, то концентрация все равно возрастет, хотя и слабее, чем до сокращения выбросов. Наглядный пример – в 2020 году из-за пандемии выбросы ниже, а концентрация СО2 в атмосфере вырастет и глобальное потепление тоже усилится. Строго говоря, есть еще естественные вариации, которые очень важны во временном масштабе отдельных лет или даже десятилетий, но если ими пренебречь, если говорить о долгосрочном тренде, то вывод верен. Снижение, если оно не до нуля, не означает остановку последствий, а только торможение их роста.

МООК: Раздел 1. Занятие 4. Антропогенный парниковый эффект. Раздел 2. Занятие 7. Кардинальное сокращение эмиссии для ограничения роста температуры уровнем ниже 20C.

Лекции: 4.2 Резкое увеличение концентрации СО2 антропогенного происхождения. 4.7 Естественная внутренняя изменчивость климата.

 

Почему государствам трудно начать предпринимать активные действия для борьбы с изменением климата?

Снижение выбросов парниковых газов затрагивает всю энергетику стран, а часто и всю экономику. В этом принципиальное отличие от борьбы с ростом озоновой дыры или кислотными дождями – проблем в целом уже решенных. В климате охват и масштабы иные. Чтобы активно действовать, надо четко осознать: тебе, твоей стране, бизнесу, природе это надо. Нынешний путь неприемлем, ведь по оценкам многих международных организаций, текущие планы всех стран на период до 2030 года ведут мир по пути прогрева на 3,5 градуса (принято считать на 2100 год, а вести отсчет от XIX века, поэтому более 1 градуса уже пройдено). Но радикальные действия по содействию зеленому и высокотехнологичному развитию зажимают производство с большими выбросами. А оно в краткосрочном плане 5–10 лет может быть более прибыльным, чем зеленый путь. Не любой бизнес пойдет по пути «экологизации», многие будут сопротивляться, что мы и видим на примере ряда американских нефтяных компаний. Да и наши угольщики и нефтяники тоже не в восторге от такой перспективы. Очень сложно думать не о себе, а о благополучии будущих поколений, ведь снижение выбросов сейчас даст результат только после 2050 года. Это как в средние века строили храмы – так долго, что строители понимали: им храм не увидеть, он для будущего. При этом срок политической жизни президентов и премьеров совсем иной, не 50–100 лет. Как им думать о климате будущего, когда нужно выиграть следующие выборы и заручиться поддержкой «своего» бизнеса?

Но дело постепенно движется в правильном направлении. Население, бизнес и даже политики в Евросоюзе поняли: никак нельзя допустить 3,5 градуса. Евросоюз первым принял решение стать углеродно-нейтральным к 2050 году, то есть выбросы станут раз в 10 меньше, чем сейчас, а остаток будет компенсироваться поглощением – например, в результате усиленной посадки лесов. Затем Китай объявил о том же к 2060 году. Япония и Южная Корея планируют углеродную нейтральность к 2050 году. В том же списке Канада и некоторые небольшие страны – Уругвай, Коста-Рика, их немало. При новом президенте изменится и политика США. Вероятно, когда вы читаете эти строки, список стран, планирующих активные действия, уже стал гораздо больше.

МООК: Раздел 6. Проблема изменения климата в политике и экономике. Как ограничить рост температуры уровнем ниже 20С.

Лекции: Раздел 12. Парижское соглашение, предпосылки, содержание, выполнение и будущее. 12.7 Как снизить глобальные выбросы парниковых газов?

Как относиться к призывам ограничить глобальное потепление на уровне 1,5 градуса?

Ограничить глобальное потепление, конечно, нужно. Мы видим изменения последних 20–30 лет: и в мире, и в России они почти все негативные, даже для такой холодной страны как наша. А ведь это отклики на глобальное потепление, которое за эти годы составило 0,50С. Если же считать с доиндустриальной эпохи, то сейчас набралось уже более 10С. В России уже 2,50С, а в Арктике еще больше. Прогнозы говорят, что ситуация в мире при глобальном потеплении в 20С будет гораздо хуже, чем при 1,50С. Да и Парижское соглашение ООН призывает все страны остановить процесс на уровне менее 20С, а стремиться, чтобы 1,50С. Не удивительно, что многие активисты, общественные организации, наиболее слабые и уязвимые страны требуют – «1,5 и не более!»

Увы, темпы глобального потепления этому не благоприятствуют. Сейчас оно растет со скоростью 0,20С за десятилетие. Велика инерция, ведь усиление парникового эффекта зависит не от объема выбросов в конкретный год, а от концентрации в атмосфере, которая складывается за десятилетия. Даже если принять, что обещания стран будут выполнены, ЕС придет к нулевым нетто-выбросам к 2050 году, а Китай к 2060-му, текущие планы стран говорят, что остановка будет на уровне примерно 30С.

Для остановки на 1,50С надо немедленно и очень резко уходить от ископаемого топлива. Падение выбросов СО2, вызванное COVID-19, примерно на 5% за 2020 год, должно продолжиться теми же темпами – по 5% в год. Ничего подобного страны не планируют. В мире в целом инвестиции в зеленое развитие растут, но пока они намного меньше, чем вложения в ископаемое топливо. Последние международные доклады определенно говорят о неизменном уровне выбросов в ближайшие годы, а потом об их неспешном уменьшении. Снижение в ЕС и США компенсируется ростом в развивающихся странах, в частности, в Индии, а Китай и Россия еще долго собираются удерживать лишь неизменные уровни. Поэтому о росте глобального потепления на 0,20С за 10 лет можно говорить как о неизбежном факте. Уровень 1,50С будет пройден во второй половине 2030-х или в начале 2040-х. Конечно, в этот момент не будет какого-то резкого скачка потерь от изменений климата, по порог будет пройден.

Что остается делать? Бороться за каждые глобальные 0,50С! Ущерб нарастает лавинообразно, прогнозы показывают, что пока не пройден уровень 20С от доиндустриального уровня, дефицит воды – проблема отдельных стран и групп населения, а после – массовое явление. К концу века – проблема трети населения планеты. Не случайно в немецком Массовом открытом онлайн-курсе (МООК) много говорится о важности удержаться на 20С и путях решения этой задачи. А в подготовленных WWF России лекциях представлены очень наглядные расчеты Главной геофизической обсерватории (ГГО), где показано, что для России тоже очень важно, чтобы мир не пошел по худшему варианту, а удержался хотя бы на уровне 2,50С глобального потепления. Даже тогда, даже в нашей холодной стране проблем будет много. Поэтому и для нас каждые 0,5 глобальных градуса – огромная ценность, ведь для нас это гораздо больше, и не плавное потепление, а череда опасных метеорологических явлений, деградация вечной мерзлоты, пожарная опасность и болезни лесов и наши с вами болезни.

МООК: Раздел 6. Занятия 3-5. Почему нужно ограничить глобальное потепление уровнем ниже 20С. Как этого достичь. Инструменты для перехода к экономике с нулевым уровнем выбросов парниковых газов.

Лекции: 9.1 Прогнозы и сценарии глобальных изменений климата (снижение выбросов парниковых газов, требующееся, чтобы к 2100 году не превысить уровни 1,5, 2,5 и 4,50С). 12.6 Будущее выполнения Парижского соглашения.

 

Почему если резко сократить выбросы, последствия будут продолжать нарастать?

Последствия зависят не от выбросов, а от концентраций парниковых газов. Поэтому если сократить, но не до нуля, то концентрация все равно возрастет, хотя и слабее, чем до сокращения выбросов. Наглядный пример – в 2020 году из-за пандемии выбросы ниже, а концентрация СО2 в атмосфере вырастет и глобальное потепление тоже усилится. Строго говоря, есть еще естественные вариации, которые очень важны во временном масштабе отдельных лет или даже десятилетий, но если ими пренебречь, если говорить о долгосрочном тренде, то вывод верен. Снижение, если оно не до нуля, не означает остановку последствий, а только торможение их роста.

МООК: Раздел 1. Занятие 4. Антропогенный парниковый эффект. Раздел 2. Занятие 7. Кардинальное сокращение эмиссии для ограничения роста температуры уровнем ниже 20C.

Лекции: 4.2 Резкое увеличение концентрации СО2 антропогенного происхождения. 4.7 Естественная внутренняя изменчивость климата.

 

Почему государствам трудно начать предпринимать активные действия для борьбы с изменением климата?

Снижение выбросов парниковых газов затрагивает всю энергетику стран, а часто и всю экономику. В этом принципиальное отличие от борьбы с ростом озоновой дыры или кислотными дождями – проблем в целом уже решенных. В климате охват и масштабы иные. Чтобы активно действовать, надо четко осознать: тебе, твоей стране, бизнесу, природе это надо. Нынешний путь неприемлем, ведь по оценкам многих международных организаций, текущие планы всех стран на период до 2030 года ведут мир по пути прогрева на 3,5 градуса (принято считать на 2100 год, а вести отсчет от XIX века, поэтому более 1 градуса уже пройдено). Но радикальные действия по содействию зеленому и высокотехнологичному развитию зажимают производство с большими выбросами. А оно в краткосрочном плане 5–10 лет может быть более прибыльным, чем зеленый путь. Не любой бизнес пойдет по пути «экологизации», многие будут сопротивляться, что мы и видим на примере ряда американских нефтяных компаний. Да и наши угольщики и нефтяники тоже не в восторге от такой перспективы. Очень сложно думать не о себе, а о благополучии будущих поколений, ведь снижение выбросов сейчас даст результат только после 2050 года. Это как в средние века строили храмы – так долго, что строители понимали: им храм не увидеть, он для будущего. При этом срок политической жизни президентов и премьеров совсем иной, не 50–100 лет. Как им думать о климате будущего, когда нужно выиграть следующие выборы и заручиться поддержкой «своего» бизнеса?

Но дело постепенно движется в правильном направлении. Население, бизнес и даже политики в Евросоюзе поняли: никак нельзя допустить 3,5 градуса. Евросоюз первым принял решение стать углеродно-нейтральным к 2050 году, то есть выбросы станут раз в 10 меньше, чем сейчас, а остаток будет компенсироваться поглощением – например, в результате усиленной посадки лесов. Затем Китай объявил о том же к 2060 году. Япония и Южная Корея планируют углеродную нейтральность к 2050 году. В том же списке Канада и некоторые небольшие страны – Уругвай, Коста-Рика, их немало. При новом президенте изменится и политика США. Вероятно, когда вы читаете эти строки, список стран, планирующих активные действия, уже стал гораздо больше.

МООК: Раздел 6. Проблема изменения климата в политике и экономике. Как ограничить рост температуры уровнем ниже 20С.

Лекции: Раздел 12. Парижское соглашение, предпосылки, содержание, выполнение и будущее. 12.7 Как снизить глобальные выбросы парниковых газов?

Способно ли человечество отказаться от нефти?

Конечно, способно. Причем, об этом говорят расчеты не только Международного агентства по возобновляемой энергетике (IRENA), но и Международного энергетического агентства (МЭА), а это организация весьма консервативная, отражающая больше взгляды нефтяного бизнеса, чем экологов. Зайдите на их сайты, посмотрите доклады и сценарии. Они отнюдь не алармистские, но постепенный уход от нефти показывают однозначно. И физического и технического потенциала возобновляемых источников энергии достаточно, чтобы на них перейти. Более того, в мире и денег для этого достаточно. Кстати, последние 20 лет МЭА каждый год делает прогноз на будущие 10–20 лет и каждый раз ошибочный – менее «зеленый», чем случается на деле. Мировая энергетика идет по более зеленой траектории, чем ожидает МЭА.

Собственно, вопрос не в принципе, а в дате, когда будет уход от нефти. По консервативным оценкам МЭА, в конце века, по более «зеленым» прогнозам IRENA, уже в середине века потребление нефти снизится в два-три раза. Не исключено, что еще быстрее. Вероятно, последним «редутом» нефти будут самолеты. Однако и для них уже есть жидкое биотопливо, пока на уровне испытаний, но нет сомнений, что вопрос решаемый. «Звоночки» уже серьезные, электромобили наступают, и лишь стоимость батарей пока не дает им развернуться в мировом масштабе. А возможно, водород станет самым дешевым носителем энергии. В Арктике суда предполагается перевести с флотского мазута на сжиженный газ. Это важный шаг против разливов нефтепродуктов, ведь в ледовых условиях с ними очень трудно бороться, но одновременно и еще один сигнал ухода от нефти.

МООК: Раздел 6. Занятия 4-5. Как ограничить рост температуры уровнем ниже 20C. Инструменты для перехода к экономике с нулевым уровнем выбросов.

Лекции: Раздел 12. Парижское климатическое соглашение. Как снизить выбросы парниковых газов?

 

Спасут ли ветряки, солнечные панели и электрокары от климатического кризиса? На их производство ведь тоже требуются полезные ископаемые и тратится энергия?

Не может быть идеального средства остановить воздействие человека на климатическую систему Земли. Однако возобновляемые источники энергии – ВИЭ – это и лучший из имеющихся вариантов, и вполне хороший для природы и мировой экономики. Конечно, на ВИЭ тоже тратится энергия и материалы, но итоговый эффект, безусловно, положительный, выигрыш в выбросах СО2 кардинальный.

Конкурентов у ВИЭ практически нет. Атомная энергия, даже не учитывая риски, элементарно гораздо дороже, имеется в виду полный цикл, от добычи урана до утилизации всех отходов. Реакторы на быстрых нейтронах пока лишь на уровне пилотных образцов. Я окончил физфак МГУ, и скажу вам точно: чтобы на быстрых нейтронах риск был, как на «обычных», нужно очень много очень дорогого оборудования, пока все это очень дорого. Кстати, 40 лет назад, в студенческие годы, я был твердо уверен – будущее за термоядерными станциями. Не вышло. И даже ученые-ядерщики – в частности, академик Велихов, директор, а сейчас президент Курчатовского института – говорят: «Не в этом веке».

А в этом веке – ВИЭ. Кстати, водород – лишь носитель энергии, а получать ее нужно будет из ВИЭ. Причем не только Солнце и ветер, немалую долю может дать современное биотопливо, особенно в нашей стране. Конечно, произведенное без ущерба для природы, для экосистем. Впрочем, «голову» надо включать всегда. И ветряки на путях пролета птиц ставить не надо. И ГЭС равнинные строить не надо, а горные – только обдумав все возможные негативные последствия. Оценки Международного энергетического агентства показывают, что денег в мире на 100%-ный переход на ВИЭ точно хватит, даже при нынешних ценах на солнечную и ветровую энергию, а в будущем цены наверняка будут ниже.

МООК: Раздел 6. Занятия 4-5. Как ограничить рост температуры уровнем ниже 20C. Инструменты для перехода к экономике с нулевым уровнем выбросов.

Лекции: Раздел 12. Парижское климатическое соглашение. Как снизить выбросы парниковых газов?

Как коренное северное население может приспособиться к изменению климата?

На севере климат меняется гораздо сильнее, чем на юге. Однако в отличие от тропиков, где в ряде мест никак не приспособиться к отсутствию пресной воды или подъему уровня моря, в наших северных регионах, в Арктике, приспособиться можно, но нужно действовать активно и заблаговременно. Если оленям угрожает ледяная корка, результат чередования оттепелей и морозов, то надо иметь технику ее взламывать, запасать корм для животных. Если ледовые дороги и переправы теперь более рискованны или невозможны, то иначе надо организовывать доставку грузов. Если реки вскрываются раньше, то пути и сроки перегона оленей нужно менять. Передвижение людей, в том числе и аварийных служб, тоже должно быть организовано с учетом новых условий. Это и более частые метели, и большее летнее протаивание мерзлоты и различные косвенные проблемы, которые тоже надо учитывать.

Наглядный пример таких проблем – неожиданное, более частое появление белых медведей в населенных пунктах. Это следствие меньшего количества льдов и ухода тюленей далеко на север вслед за льдами. Тюлени – главная пища медведей, когда ее нет, можно охотиться на моржей, а можно пойти в поселки, поискать что-то съедобное, а это и сам человек. Пришлось приспособиться, очистить поселки от съедобных отходов и организовать специальные бригады «Медвежий патруль». Это может быть 2-3 человека, но с опытом, техникой и средствами, чтобы отпугнуть медведей. WWF помогает организовывать эти бригады уже более 15 лет.

Важный момент для коренного населения – понимать, что проблемы изменения климата сами не пройдут, они будут только усиливаться. Поэтому не надо ждать, надо действовать самим и требовать помощь от руководства регионов.

МООК: Раздел 5. Занятие 2. Адаптация к изменению климата.

Лекции: Раздел 11 Арктика, в том числе проблемы, связанные с льдами, мерзлотой, медведями, тюленями и оленями.

 

 

Зачем каждый из нас должен предпринимать что-то для снижения выбросов уже сейчас? Действия одного человека ничего не изменят.

Да, сейчас! Почему? Ответ примерно такой же, как на вопрос «А зачем нести из лесу этот грязный пакет с моим мусором? Лес и так грязный, я один много не испорчу». Почему не надо выбрасывать еду? Потому же почему не надо зря расходовать электроэнергию и топливо; летать на самолете, когда можно воспользоваться иными видами транспорта или коммуникаций; покупать сомнительно нужные вам вещи, произведенные с большими выбросами парниковых газов.

Конечно, ситуация не совсем одинаковая. Чистый лес – он сейчас, для нас, а забота о климате для детей и внуков – прежде всего, для будущих поколений. На ближайшие лет 30 уже не повлиять. Но, надеюсь, слова «после нас хоть потоп» не ваш жизненный принцип. А сделать вы можете немало.

Вы – покупатель товаров и услуг, и ваше «голосование кошельком» всегда важно. Но здесь важны две вещи. Во-первых, выбросы парниковых газов должны быть «привязаны» к конечному потребителю. Сейчас даже в Парижском соглашении ООН это не так, выбросы «принадлежат» производителю. Он за них отвечает. Не так сложно пересчитать выбросы по всей цепочке производства и доставки. Тогда вы увидите, что выбирая местные продукты, вы голосуете против доставки из-за моря, ведь это выбросы. Неужели вам действительно нужен этот ананас, а яблоки и груши не подойдут? Вы увидите, сколько численно выбросов вы лично сэкономили. Второе – цена. Между бесплатным пластиковым пакетом и пакетом за три рубля огромная разница. Поэтому платежи за выбросы должны быть, пусть символические, не нужно этим подрывать бюджет нашего не самого богатого населения. Но платежи нужны. Тогда вы увидите не только сколько НДС в вашей покупке, а сколько выбросов СО2 в граммах и в рублях. Тогда вслед за мусором мы победим и климат. Победим тоже с большими проблемами, тоже далеко не сразу и иногда спрашивая себя «А мне-то что?». Но другого пути нет.

МООК: Раздел 6. Проблема изменения климата в политике и экономике. Как ограничить рост температуры уровнем ниже 20С.

Лекции: 12.7 Как снизить глобальные выбросы парниковых газов?



Дополнительные документы

Ваш голос учтен
Теперь вы сможете голосовать за другие инициативы без подтверждения
Ваш голос учтен
Теперь вы сможете голосовать за другие инициативы без подтверждения
ИЮЛ'21

Ответы на вопросы НПО и широкой аудитории. Наука о климате

Изменения климата
ИЮЛ'21

Ответы на вопросы НПО и широкой аудитории. Наука о климате

Ответы подготовлены Алексеем Кокориным (WWF России).


После каждого ответа даются ссылки на более подробную информацию в Международном открытом 
онлайн курсе (МООК) «Изменения климата: риски и проблемы», а также в лекциях WWF России «Изменения климата в России».

Пожалуйста, если у вас есть вопросы, которых нет ниже, напишите автору данной работы по адресу
akokorin@wwf.ru Это поможет нам более правильно составить список из 100 вопросов и дать на них ответы.

ИЮЛ'21

Ответы на вопросы НПО и широкой аудитории. Действующие факторы и явления

Изменения климата
ИЮЛ'21

Ответы на вопросы НПО и широкой аудитории. Действующие факторы и явления

Ответы подготовлены Алексеем Кокориным (WWF России).

После каждого ответа даются ссылки на более подробную информацию в Международном открытом 
онлайн курсе (МООК) «Изменения климата: риски и проблемы», а также в лекциях WWF России «Изменения климата в России».

Пожалуйста, если у вас есть вопросы, которых нет ниже, напишите автору данной работы по адресу
akokorin@wwf.ru Это поможет нам более правильно составить список из 100 вопросов и дать на них ответы.

Посмотреть все в климат и адаптация Посмотреть все
Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать сайт удобнее и полезнее для вас. Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Подробнее.